Главная » 2017 » Июнь » 12 » Как правильно воровать чужие идеи
09:19
Как правильно воровать чужие идеи

С вашего позволения – еще одна порция вредных советов.

Начинающие сценаристы больше всего в жизни боятся того, что их сценарий украдут. Что странно, ведь их сценарии по большей части не просто не представляют собой никакой ценности, но они представляют ОТРИЦАТЕЛЬНУЮ ценность, то есть, для того, чтобы их снять, нужно не просто выбросить их сценарий и написать новый, но еще и потратить усилии на то, чтобы навсегда выбросить из головы их сценарий.

При всем уважении, коллеги, это так.

В подавляющем большинстве первые сценарии начинающих сценаристов – это полупереваренные ошметки двух-трех последних посмотренных автором фильмов.

Почему это происходит? Дело в том, что, на мой взгляд, начинающим сценаристам следовало бы в первую очередь озаботиться совсем другой проблемой. Они не умеют правильно воровать идеи.

Вам не нравится эта мысль о краже чужих идей? Вам хочется быть насквозь, кристально и незапятнанно оригинальным?

(Альфонс Алле «Битва негров в черной пещере глубокой ночью», 1893)

Давайте посмотрим на то, что является материалом творчества. Прежде всего, конечно, мысли, чувства, эмоции, впечатления, воспоминания автора.

Затем – его жизненный опыт. То, что он узнает от других людей. То, чему его учат в школе, что ему рассказывают родители, что он берет от каждого встреченного им собеседника.

И, наконец, третий источник – это вторичная реальность. Это отражения реальности, созданные другими творцами. Это книги, фильмы, музыка, изобразительное искусство.

(Поль Бийо, «Ночная драка негров в подвале», 1882)

Какой из этих источников мы можем считать «честным», незамутненным источником для творчества? Первые два. Логично?

Однако на нас одинаково сильно влияют все три. Мы одинаково жадно впитываем в себя и слова отца и реплики героев в любимом фильме.

Конечно, мы в состоянии отличить своего отца от героя фильма. Но усвоенные нами архетипы, модели поведения, и образы приходят изо всех трех источников и смешиваются в одной голове.

Более того, если мы эти архетипы, модели и образы не получили откуда-то – им неоткуда у нас в голове взяться.

(Густав Доре, «В непроглядной тьме затеряно начало истории России»)

У нас в мастерской есть одно упражнение – мы описываем прогулку по городу, в котором мы никогда не были. Это очень сильное упражнение, которое помогает понять, из какого материала создаются образы.

Чаще всего мы начинаем использовать в этом описании либо впечатления от прогулки по какому-то другому городу, в котором мы уже были. Но при этом мы начинаем соединять эти впечатления с теми образами города, которые мы получили из других источников – кино, изобразительное искусство, фотография.

(Роберт Фладд, "Великая тьма", 1617) 

Вот этот синтез – это и есть творчество.

И если мы с вами создаем кино – значит, мы должны пользоваться инструментами кино. Для этого мы должны знать инструменты кино. Скажем, для того, чтобы написать сцену в сценарии, мы должны понимать, как монтируются крупный и общий планы. Как снимается сцена, в которой машина едет по городу, а в машине разговаривают люди. Как соединяются в фильме две сцены в интерьерах. Как создается напряжение в диалоге. И так далее.

Изобрести что-то совершенно новое возможно в каждом искусстве. Но это новое либо оказывается повторением старой идеи, либо исчезает в никуда, никем не понятное. Скажем, что может быть более новаторским, чем черный квадрат?

Но за двадцать лет до Малевича черный квадрат нарисовал Альфонс Алле и назвал его «Битва негров в черной пещере глубокой ночью». Самое интересное, что идею этой картины придумал не он, а его приятель Поль Бийо в 1882-м году нарисовавший картину «Ночная драка негров в подвале».

Но самое интересное, что и Бийо не был первым. Задолго до него Густав Доре написал карикатуру, состоящую из закрашенного листа бумаги и подписи «В непроглядной тьме затеряно начало России». Но, похоже, всех опередил английский философ-мистик и аптекарь XVI - XVII веков Роберт Фладд, в 1617 году написавший картину «Великая тьма». Кстати, когда картину Малевича просветили рентгеном, то обнаружилось, что под краской есть карандашная надпись. Знаете, что там написано? «Битва негров в черной пещере глубокой ночью»!

То есть, Малевич идею своей картины попросту украл. Он знал обо всех своих предшественниках, закрашивавших холсты черными квадратами.

Является ли эта картина гениальной?

О, да!

«Черный квадрат» - возможно, величайшая картина двадцатого века, поскольку Малевич обозначил своим черным квадратом уход живописи от предмета изображения. Маленький шаг для одного человека – огромный шаг для всего человечества.

Теперь давайте поговорим о том, чем отличается заимствование, цитата, реминесценция от кражи.

Что вы делаете, когда берете в долг? Ну, во-первых, вы получаете на это разрешение от кредитора. Вы признаете то, что это не ваше. И вы должны это в срок вернуть.

В творчестве это означает, что вы должны сослаться на источник заимствования и использовать то, что заимствовали так, чтобы заимствование сохранило первоначальную форму и функцию.

Скажем, когда мы читаем Улисса, мы понимаем, что там заимствована структура «Одиссеи» и все необходимые отсылки к тексту Гомера присутствуют.

Дистанция между двумя авторами обозначена и сохраняется.

Если вы воруете – неважно, осознанно или нет, вы присваиваете себе то, что вы воруете. Вы пропускаете это через себя. Вы обогащаете украденное своими эмоциями и своим опытом. Вы можете менять сюжет по своему усмотрению, добавляя, убавляя, переставляя местами.

Короче, когда вы заимствуете – заимствованное не становится вашим. Альфонс Алле заимствовал у Поля Бийо его идею и использовал ее в точности так же. Малевич украл эту идею и использовал ее по своему усмотрению.

Чувствуете разницу?

Заимствование – для лохов. Настоящие мастера крадут без зазрения совести.

ЗЫ. До повышения цены на базовом сценарном курсе осталось 18 дней. Следуйте за белым кроликом:

http://shichenga.ru/index/0-2

 

Просмотров: 335 | Добавил: amolchanov | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
comments powered by HyperComments