Главная » 2016 » Декабрь » 21 » Лиля Ким: Профессия сценариста мне нравится тем, что процесс обучения не прекращается никогда
19:11
Лиля Ким: Профессия сценариста мне нравится тем, что процесс обучения не прекращается никогда

 Александр Молчанов: Коллеги, приветствую! У нас  с вами в прямом эфире из Лос-Анджелеса Лиля Ким. Лиля, все хотят услышать новости и что сейчас у тебя происходит. Рассказывай, хвастайся!

 Лиля Ким: Добрый вечер, коллеги! У нас доброе утро! Вы по отношению к нам в будущем живёте. Очень рада хотя бы так со всеми увидеться. Я, правда, по всем очень скучаю. Ещё раз хочу всем ответить - мой аккаунт в фейсбуке отключен с моей стороны. Я вам очень благодарна за то, что у меня там было двенадцать с лишним тысяч подписчиков, но, к сожалению, это стала, как ещё одна работа. Простите! Я пишу книгу про то, как мы всё тут делаем, надеюсь, что она скоро будет готова. По мере накопления материала дописываю главы. Вчера написала очень смешную главу, как мы вешали часы, которые не для декорации, а реально показывают время в разных странах, и это было такое очень приятное ощущение. Здесь всё бодро происходит, всё идёт с небольшими отклонениями в сторону усложнения от самого пессимистичного плана, конечно же. Но пока всё преодолевается.

Из хороших новостей – на прошлой неделе меня приняли в Writers Guild Of America, West, Inc. Как сказал один мой друг: «Ты была Real McCoy, но теперь ты сертифицированный».

 А.М.: Поздравляем! Поздравляем! Это очень круто!

 Л.К.: Спасибо большое, Саша! Случилось это спустя четырнадцать месяцев после моего приезда в LA. Честно говоря, я не ожидала, что это произойдёт в обозримом будущем. Но у меня было достаточно point  для этого. И это очень хорошо для всего!

 А.М.: Ты можешь рассказать поподробнее об этом. На самом деле не все же знают, что это такое, что это значит, что нужно для того, чтобы в эту Гильдию вступить, о бальной системе, что она приносит?

 Л.К.: Мои ответы на вопросы, которые ты прислал, они выстраиваются в достаточно логичный рассказ обо всём, поэтому просто я начну на эти вопросы отвечать. Вопрос о Гильдии является одним из этого списка, и мы до него ещё дойдём.

 Я очень люблю Сашу, очень люблю его киношколу, и даже когда здесь русскоязычные люди говорят, что им нужен Мастер, я им советую идти к Саше, потому что это действительно очень эффективно. И сейчас одна моя знакомая у Саши занимается, она очень довольна. Периодически мы с Сашей разговариваем как друзья, и я участвую в каких-то его конференциях, на которых мне задают три одни и те же вопроса:

 1. Что надо делать, чтобы начать работать в Америке?    

2. Как устроена система здесь, как работает сценарист? В чём разница между агентом и менеджером? Как найти агента, как с ним работать, что надо делать? Какие нужны writer samples?

3. На каком уровне надо знать язык, что приступить к этому мероприятию?

 Последний вопрос обычно задают первым, и сейчас объясню, почему я его не ставлю на первое место. Я ко всем этим вопросам подготовилась.

 А.М.: Закроешь тему, наконец.

 Л.К.: Всё, что я буду говорить – это не для того, чтобы умерить ваш энтузиазм. Я буду сообщать факты, буду сейчас говорить не очень романтичные вещи и сразу об этом предупреждаю.

Решение уехать работать по своей специальности в другую страну – это вообще одно из самых тяжёлых решений в жизни, которое только может принять человек. Все немножко знают, как работает мозг и для мозга любые перемены – это смерть, разрушение прежних связей и это для него самый трудоёмкий процесс, которым он может заняться. Но с другой стороны, это для него самое полезное. Как это работает? Вы забываете иностранный язык, которым не пользуетесь, у вас пропадает растяжка, если вы её не делаете каждый день, у вас снижается выносливость, если вы снижаете нагрузки. То же самое происходит со всеми другими способностями. Это одно из самых сложных испытаний, которое человек может себе в жизни назначить, но челленж этот самый эффективный. Несмотря на весь объём усталости, тревоги – чувствую я себя сейчас как будто бы мне снова 19 лет. И это уже награда сама по себе, которая вдохновляет и поощряет. Поэтому всё, что я сейчас буду говорить воспримите это как часть испытания. Как здесь говорят: «Ты узнаёшь, на что ты способен только когда ты живёшь жизнью». Поэтому рекомендуется назначать себе испытания, превышающие ваши текущие возможности. Потому что иначе как вы будете расти? Это решение я принимала очень долго, я его принимала четыре года. Первый раз меня сюда пригласили поработать четыре года тому назад, когда сериал «Крем» стал франшизой, естественно меня сразу позвали и предложили: «Давай, ты попробуешь сделать что-нибудь здесь». Я приехала, посмотрела на всё это пристально, взяла курс обучения в you say LA, меня за руку поводили и познакомили с людьми, я посмотрела, как они работают, посидела в Writers Room. И я испугалась. Я поняла, что работать на неродном языке – глупая затея. Притом, что я уже очень хорошо знала английский на тот момент, общалась свободно без каких-либо проблем, т.е. я могла всё читать, всё смотреть, у меня не было никаких трудностей общения в бытовом плане. Если бы я была режиссёром или монтажёром, то вообще бы не было никаких вопросов. Но почитав сценарии, которые люди пишут, я поняла, что здесь не смогу сделать так же, как  в русском языке - в оттенках, просто в построении предложения, в выборе лексике, грамматике и прочего - полностью передать характер персонажа, где в одной маленькой сцене я могу показать сразу весь его background. Просто потому, что я этого не знаю, я здесь не жила никогда, не знаю этот мир. И то, что я понимаю и могу говорить, это не значит, что я могу писать художественный текст. Поэтому четыре года назад я сказала: «Ребята, спасибо большое, мне очень приятно, что вы меня позвали, но я останусь дома». Они на меня  посмотрели и сказали: «Ты сумасшедшая что ли?» Я помню, что была на встрече с шоураннером «Bones». Саша, ты же «Bones» адаптировал, встречал Харта Хэнсона?

 А.М.: Нет, не встречал.

 Л.К.: Я была на встрече Харта Хэнсона, предполагалось, что буду адаптировать «Bones» для тебя, но я потом отказалась. А с Хартом я встречалась, он приглашал меня на работу в «Кости». Но я ответила: «Нет». А он тогда посмотрел на человека, который меня привёл и спросил: «Она понимает вообще, что происходит?» Тот ответил: «Ты знаешь, наверное, нет». Сейчас я уже понимаю реакцию Харта, почему он решил, что я вообще не врубаюсь в то, что происходит. Притом, что я ездила в Америку довольно часто, но всё равно до того момента, как я переехала сюда, я думала, что понимаю то, что меня ждёт. Но я не понимала. Четыре года я ездила туда-сюда, работала на разном копродакшне. Я приняла такое половинчатое решение – поработать, посмотреть, как это всё будет происходить. За четыре года произошло много разных перемен, ребёнок подрос. В конце концов, мы решили, что я попробую.

И здесь начинается ответ на первый вопрос про «путь сценариста», как кто-то сформулировал.  Это очень сильно зависит от того, на каком этапе жизни вы находитесь. Если вы молоды не только душой, но и телом, если вы находитесь в самом начале своего жизненного пути, вам 18-19-20 лет и у вас ещё не было шанса что-либо сделать, у вас нет никакого багажа, и вы начинаете с нуля, также как американцы, если вы выбрали для себя кино или вы хотите быть писателем, т.е. вам нужен язык, вам нужно местное образование то, наверное, всё-таки самый правильный путь, которым идут все американцы - поступать в киношколу. Пока поступают, они стараются участвовать в максимальном количестве нетворкинга, до которого могут только дотянуться. Потому что индустрия – это же не замок какой-то, который вы штурмуете, а это сообщество людей, причём достаточно небольшое. Вхождение в индустрию, в принципе означает процесс знакомства. Сначала вы сидите где-то с краю и все просто привыкают к тому, что вы есть. Потом, когда вы уже примелькались, кто-то любопытный подойдёт и спросит: «Кто ты такой и что ты умеешь делать?» Вначале дадут тебе что-нибудь подержать, потом что-нибудь отнести, потом будут какие-нибудь задания посложнее. Когда я здесь знакомлюсь с какими-то людьми, которые давно работают в индустрии, а они меня знакомят ещё с кем-то и объясняют, откуда они знают этого человека то, как правило, это звучит так: «О, я с ним познакомился тридцать лет назад, когда я был продакшнсистом на Warner Brothers, он держал микрофон, я держал отражатель». Так эти все связи и завязываются. Поэтому, если вы ещё находитесь в самом начале, то официальный путь, он  самый правильный. Американцы, в принципе, не обращают внимания, какую киношколу вы закончили, но если это только не UС. UC – это каста, туда достаточно сложно попасть, и это киношкола, которая даёт нетворкинг прямо с первого дня. Все остальные киношколы для них одинаково ничего не значат, только то, что вы умеете делать. Здесь очень отработан этот момент вхождения в индустрию. Есть веб-сайты, где можно найти себе работу продакшнсистом в основном, т.е. вы устраиваетесь работать ассистентом, ридером на какие-то проекты, где возьмут, а берут они охотно, в отдел  девелопмента набирают много. За маленькие деньги, двенадцать часов в сутки, здесь много желающих эксплуатировать молодых, талантливых, энергичных людей. Для молодого человека, который находится в самом начале – это, наверное, самый правильный путь.

Если вы молоды душой, но телом вам ближе к сорока, то это уже другая история. Есть некая фундаментальная ошибка, когда вопрос «про язык» задаётся в первую очередь. Потому что, как ни странно, это не самый главный вопрос, если вы хотите работать в американской киноиндустрии. Самый главный вопрос – документы, это некий статус, который даёт вам разрешение на работу в США. Такой статус вам даёт гринкарта и виза О-1. Поскольку этот вопрос также часто задают, я сейчас закрою его раз и навсегда. Гринкарта – это вид на жительство в Соединённых Штатах. Существует три способа его получения. Первый вариант – лотерея, это мы сразу отодвигаем в сторону, я никогда наудачу такие вещи не ставлю. Второй вариант, это когда вы выходите замуж или женитесь. Это тоже вариант сложный, потому что статус постоянного резидента получается только через три года после заключения брака и с прекращением брака этот статус тоже заканчивается. У моей дочки лучшая подружка японка, у неё папа американец, а мама японка и когда родители развелись, несмотря на то, что у девочки есть американское гражданство - по сути его нет. И сейчас она с мамой не может никуда поехать, даже домой на Новый Год, они бояться выехать, потому что их не впустят обратно, хотя у мамы трое детей и они все с американским гражданством. Здесь вопрос с разрешением на работу очень серьёзный и он становится всё серьёзнее и серьёзнее. И нет никаких тенденций, что это станет проще. Здесь принимаются страшные меры для того, чтобы не допускать нелегальной работы. То есть у человека без документов, без официального разрешения на работу в США, у которого нет Social Security Number, у него нет шансов. Скорее всего, о нём никто всерьёз не будет думать, потому что это просто бюрократически невозможно. Третий вариант получения гринкарты EВ-1 с очень комплиментарной формулировкой extraordinary ability – это когда вы являетесь специалистом в какой-то области. Для того чтобы получить такую гринкарту и для того чтобы получить визу О-1 вам нужен эмиграционный адвокат, самостоятельно это не делается. В принципе список документов на получение гринкарты О-1 и ЕВ-1, он одинаковый, вам нужно будет подтверждать одно и то же. Разница между ними следующая: если вы планируете жить в Соединённых Штатах постоянно - вам нужна гринкарта, потому что с момента, как вы получили вид на жительство, на вас ложится обязанность платить американские налоги, это значит, что вы должны проводить в Соединённых Штатах не менее 180 дней в году. Если по каким-то причинам вы собираетесь работать с американской компанией, но жить в Америке вы не планируете, тогда это виза О-1, с ней вы не будете платить американские налоги. Виза О-1 стоит, примерно на 30% дешевле, чем гринкарта, набор документов на них нужен одинаковый, но после получения гринкарты вы через пять лет можете получить гражданство, либо продлить её ещё на десять лет. Гринкарта соответственно даётся на десять лет и на всю семью. Виза О-1 тоже даётся на всю семью. Повторюсь, что с визой О-1 вы не платите налоги, но минус в том, что она привязана к тому работодателю, который подавал ходатайство на то, чтобы вам её выдали. Если по какой-то причине ваше сотрудничество с таким работодателем прекратилось, ваша виза тоже буде приостановлена. После получения гринкарты вы не зависите ни от кого, вы можете работать с любой американской компанией. Единственное ограничение по гринкарте, которая  extraordinary ability – это не рекомендуется пользоваться ни какими льготами и программами социального обеспечения. Потому что если вы получали гринкарту, как ценный специалист, а приехали и подали прошение на какие-то их социальные программы, то это означает, что вы не такой уж и ценный специалист. Это они очень не любят. И ещё, когда вы не привязаны к одному определённому работодателю, то это другая степень свободы, вы можете как-то планировать свою жизнь, делать какие-то долгосрочные стратегические решения. Есть ещё категория людей, здесь я их достаточно часто встречаю, у которых американское гражданство каким-то образом уже было: либо их после распада СССР родители привозили, они здесь учились, работали, а потом по каким-то причинам возвращались, либо они сами ещё раньше это гражданство получали.

Для того чтобы начать работать в США у вас должно быть официальное разрешение на работу в США и это даётся только либо гринкартой, либо визой О-1, либо гражданством. Если у вас есть план переехать сюда и работать здесь, то первое чем вы должны заняться документами и это важнее языка. Я знаю людей, которые приехали сюда работать с базовым уровнем английского и, тем не менее, нашли здесь работу, даже знаю одного сценариста, которому всё переводят. Поэтому документы важнее языка, и это должно быть решено в первую очередь. Здесь этот бюрократический процесс имеет смысл, потому что когда у вас все документы есть, это значит, что в принципе всё может получиться.

Когда вы подаёте документы на гринкарту, как специалист или на визу О-1, которая для творческих людей, то вам нужно подтверждать несколько пунктов.

 1. Что вы сделали, как ценный специалист. У меня была фильмография - я написала 7 сериалов, один из них 86 серий длиной, 90% из которых я написала сама без соавторов. У меня было шесть поставленных сериалов, и гораздо больше продаж, продажи они тоже считают. И у меня была очень большая библиография коммерческих книг, т.е. до того, как стать сценаристом я была писателем, работала в издательском доме, под  несколькими псевдонимами писала в коммерческие серии. Поскольку здесь много авторов, которые всю жизнь что-то пишут, продают и на это живут, но у них ничего поставленного нет, поэтому фильмографию сценариста они считают по количеству контрактов. Соответственно у меня было более 20 продаж, 5 законченных и на тот момент, когда я уезжала - два сериала были в производстве.

 2. Наличие всевозможных наград, которые у вас есть. Ошибочно думать, что awards – это только фестивали класса А. Нет, это любые награды, которые вы получали за свою работу. Я получала какие-то книжные премии, были номинации на ТЭФИ, другие премии, не сказать, что они были большие, главное чтобы они были, что ваша работа где-то выставлялась и была отмечена. Необязательно, чтобы это была Каннская пальмовая ветвь, совсем нет. Все награды, полученные в течение жизни, они работают.

 3. Пресса о вас. Здесь есть подвох, они не считают прессой количество упоминаний в интернете. Мне в этом смысле повезло, когда я была просто писателем, у меня были не только коммерческие серии, также выходили книги под моим собственным именем в издательстве «Лимбус-пресс», которое делала очень хороший пиар своим авторам. Мы много ездили и в европейские страны в том числе, представлять современную русскую литературу. Про меня было много публикаций в европейской прессе, т.е. в газетах. Для выдачи гринкарты на количество упоминаний в интернете они внимания не обращают, а обращают на количество бумажных публикаций, т.е. газеты, журналы.

 4. Подтверждение того, что вы являетесь ценным специалистом. Надо показать географию ваших проектов. Грубо говоря, во сколько стран продавалась ваша работа. Это может дать вам только ваш продюсер. Скорее всего, вы это знаете, но про продажу телевизионных прав чаще всего сценаристы не знают. У меня были письма о продажах, из которых я только и узнала, что, оказывается то, что я написала, в общей сложности было продано в 43 страны.

 5. Нужны рекомендательные письма - recommendation letters. Это один из самых важных пунктов. Рекомендательные письма должны быть в основном от людей из американской киноиндустрии. Причём у них есть определённый формат этого письма. Американцы достаточно часто пишут такие письма для иностранцев. Как правило, они начинают эти письма с представления себя. Здесь критерием успеха является, сколько лет человек находится в индустрии и на каких позициях. Дальше пишут, за кого они ходатайствуют, где с этим человеком работали, какое впечатление сложилось, какие у него  рабочие качества и завершается всегда такое письмо абзацем, что данный человек ответственный налогоплательщик, хорошая мать, друг и т.д. Чем больше будет у вас таких писем, тем лучше, минимум десять, верхнего потолка нет. В основном эти письма должны быть от людей, работающих в американской киноиндустрии и желательно в индустрии других стран. У меня были письма из Европы, из Китая. Я хочу сказать большое спасибо всем, кто дал мне такие рекомендательные письма, потому что ни один человек, к которому я обратилась с этой просьбой, не отказался написать такое письмо. Рекомендательные письма имеют большое значение потому, что это отчасти показывает, что у вас есть какие-то рабочие связи, которыми вы можете пользоваться. Это, как «overall test», который не только знание языка проверяет, но и общий уровень эрудиции, сообразительности и т.д. И этими бюрократическими требованиями они на самом деле проверяют, насколько вы социально эффективны, насколько прочны ваши связи. Потому что дальше следуют пункт про коммерческий успех.

 6. Коммерческий успех того, что вы делали, вам может подтвердить только ваш продюсер и только если он с вами находится в очень хороших отношениях. Потому что это требует от него раскрытия информации, которую он не открывает вообще никому, а именно о реальном количестве продаж, о реальной рентабельности того, что вы сделали, т.е. сколько он на вас заработал денег. И это сложнее всего, потому что представьте человека, с которым вы работаете, и которому вы говорите, что вам надо письмо из финансового департамента о том, за сколько, куда и кому он продал то, что вы делаете. И такие данные дадут, только если вас очень любят.

 7. Один из самых сложных пунктов - сontribution to the fild, т.е. ваш вклад в развитие отрасли, в которой вы работали. Для сценариста и писателя это означает: мучают ли студентов вашим творчеством, есть ли вы в каких-то монографиях литературоведов или киноведов, упоминали ли вас как представителя современной российской литературы или кино, соответственно как к вам относятся литературоведы, киноведы и критики? Большое спасибо Санкт-Петербургскому университету. Поскольку я из Санкт-Петербурга, то какое-то время питерские студенты проклинали, изучая меня в разделе «Современный российский постмодернизм». Простите, люди, я была молода, нагла и наивна. Но благодаря тому, что упоминание обо мне есть в нескольких монографиях, этот пункт я прошла.

 8. Подтверждение вашей ценности, как специалиста. Вы должны доказать, что ваш труд оплачивался выше, чем в среднем оплачиваются аналогичные услуги в индустрии вашей страны. И подтверждение этому вы можете получить только от своих работодателей. Как правило, российский продюсер пишет письмо о том, что он с вами сотрудничал, с указанием дат, на каких проектах, своё мнение о сотрудничестве с вами, средний уровень оплаты услуг в индустрии, размер оплаты вашего труда и почему вы именно получали столько.

 9. Подтверждение ваших отношений с коллегами. То есть участие вас в разных профессиональных изданиях, ассоциациях, союзах. Большое спасибо тебе, Саша! Среди всей своей бурной кипучей деятельности Саша однажды издал сборник, как мы пишем, где он собрал эссе российских сценаристов о том, как они работают. Такая российская  сценарная индустрия в лицах. Некоторым коллегам это потом даже не понравилось. Но если вам когда-нибудь нужно будет получать гринкарту, то скажите Саше спасибо, он один пункт вам закрыл, если вы в этом сборнике есть.

 В зависимости от того, какого качества доказательства вы предоставляете по каждому пункту, эмиграционный адвокат формирует ваше дело и подаёт эти документы в эмиграционный департамент.  Дальше он защищает каждый пункт  и за каждый пункт в зависимости от качества предоставленных документов и информации, вам начисляют определённое количество баллов. В принципе, для того чтобы вас утвердили, достаточно подтвердить пунктов пять. Я подтвердила все, и там был даже перебор по баллам, поэтому мне гринкарту утвердили в три дня.

 С момента подачи документов до получения решения этот процесс может занимать до 90 дней. Мне ответ пришёл быстро. Процесс выпуска гринкарты – это не то, что напечатать саму по себе эту зелёную карточку, а чтобы вас зарегистрировали во всех базах, проверили  все ваши личные данные из анкеты, которые вы предоставили. Что вы никогда не были, не состояли, не привлекались, что у вас нет родственников, которые участвовали в каком либо криминале, что вы не в чём таком никогда не были замечены. Всё это они проверяют, несмотря на то, что уже принято первое предварительное решение об утверждении. Был случай, когда девушку утвердили на гринкарту и после этого вдруг пришёл отказ. Она нашла своего отца, которого не видела уже лет пятнадцать, а оказалось, что он участвовал в УПГ и попался на контрабанде где-то в одной из восточно-европейских стран, и до сих пор в этой стране сидит в тюрьме. Это вам в копилочку, чтобы вы знали, что они все подробности выясняют. Потом вас вызывают на собеседование. Меня вызывали по поводу того, что у меня было четыре закончившихся загранпаспорта  и очень большой срок пребывания в арабских странах. Меня спрашивали, что я делала в Саудовской Аравии, в Катаре и т.д. Я объясняла, что выросла в закрытом городе в Советском Союзе, поэтому, когда у меня появилась возможность путешествовать я на это тратила всё что зарабатывала и носилась по миру, просто как бешенная собака, отмечая страны.  В Катар или в Израиль можно было  прилететь и кучкой их объехать и всё посмотреть. Говорила: «Я турист!»

 После этого вам на руки выдают гринкарту. Social Security Number – это, как наш ИНН, без него тоже работать нельзя. После того, как у вас есть пакет документов, можно начинать процесс работы. До этого момента вы работать не можете. На случай, если бы мне не дали гринкарту с первого раза у меня был план В. Его тут много, кто использует. Это, когда вы поступаете учиться в любую из местных киношкол по своей специальности и смотрите только на то, какой пакет документов они предоставляют по окончании. Вам нужно чтобы они предоставляли OPT (Optional Practical Training) – это разрешение на ограниченное количество часов работы по вашей специальности. С этим ОРТ вы тоже можете куда-то устроиться на работу с ограничением, что вы работаете не больше 20 часов в неделю. Если вы работаете ридером или сценаристом, то невозможно посчитать -  писали вы 20 часов в неделю или больше. И дальше, если у вас есть ОРТ, вы где-то получили работу, то можете подавать документы на получение гринкарты или визы О-1. Рабочая виза H-1Bдля нас она не вариант.

Теперь переходим к вопросу о языке. На каком уровне надо знать язык? Если вы планируете быть сценаристом, то вы должны знать язык, как native. Причём, это касается не только грамматики. Я, например, до сих пор разговариваю с грамматическими ошибками, потому что во время учёбы в английской школе я какие-то времена заучила неправильно, особенно, что связано с будущим временем. Когда я пишу - вижу, что делаю ошибки, но когда говорю – не замечаю, я делаю одни и те же ошибки, и за полтора года это не стало лучше. Когда я спрашиваю у знакомых, виден ли у меня прогресс, они говорят, что я ясно выражаю что хочу, со всеми нюансами и оттенками, но продолжаю делать те же грамматические ошибки в речи, какие делала и раньше. Если вы что-то с самого начала заучили неправильно, потом переучиться сложнее, чем выучить с нуля. Как и в русском языке, манера речи - это ещё одна характеристика персонажа. Как сказал Марк Твен: «Всё литературное мастерство – это о том, чтобы выражать  то, что действительно имеешь в виду». Даже когда вы выражаете какие-то мысли на родном языке, то все нюансы и оттенки речи, все эмоциональные, культурные смыслы, которые вы в это вкладываете, все они выражают жизненный опыт. Я здесь всё своё свободное время читаю словари и играю в игру, которая называется «Идиоматика», её можно заказать на  Amazon, она про то, как разговаривать, если бы вы здесь жили с детства. Я периодически проверяю свой vocabulary (словарный запас), он у меня соответствует количеству слов, которые знает образованный американец. Когда последний раз считала, то было 21 тыс. слов – это много. Средний уровень знания английского для иностранца – от 9 до 13 тыс. слов, более 20 тыс. – это уже, как native speaker. Я спотыкаюсь всё время об другое. Приведу пример. Что означает выражение «your finger painting sucks»? В каких случаях это говорят?  Finger painting – это пальчиковое рисование. В Америке очень комплиментарная система образования, пока люди учатся, их никто здесь не ругает, наоборот поощряют и хвалят. А потом человек узнаёт, что его пальчиковое рисование на самом деле – sucks (отстой). Это такой этап взросления, тот момент, когда человек становится взрослым. Это выражение - отражение жизненного состояния. Вы не выучите это, ни на каких курсах английского. Это можно понять только в процессе жизни в Америке. Мой ребёнок за полтора года проживания здесь, она не отличается от американцев вообще. Я какие-то вещи добираю, просто наблюдая за ними. И всё равно постоянно налетаю на такие выражения, как: “three Abs wine”. Что такое «three Abs»? Что такое «one Ab»? «One Ab» - это купюра, на которой нарисован Авраам Линкольн, т.е. «трёхдолларовое вино», что означает: «третий сорт - не брак». И куча других характеристик речи. Сейчас я уже по речи примерно понимаю, из какого места человек приехал. Есть слова, которые означают одно и то же, но по тому какое выражение человек употребляет видно, в какой части страны приезжий проживает.

 Начнём с фактических требований к языку. Если вы поступаете на сценарный факультет любой американской киношколы, с вас попросят TOEFL – 115 баллов из 120 максимально возможных в электронной версии. Киношколы попроще не всегда просят этот тест. Всем остальным, кто поступает на режиссёрский факультет или на монтаж, им достаточно 85 баллов. Если вы приезжаете уже с хорошим уровнем знания академического английского языка, то дальше начинается в принципе бесконечный процесс изучения языка, как отражение жизни здесь со всеми его нюансами и оттенками: когда, что, почему говорится. Я тут за это время поняла, что достаточно буквальные переводы американских фильмов существенно повлияли на наш сленг. Хорошая новость - большая часть нашего российского сленга – это прямой перевод каких-то американских выражений. Это то, что я хотела сказать про язык.

 Теперь переходим к основному «блюду». Многие спрашивают, как устроена система, как найти агента, менеджера, в чём между ними разница и куда лучше обращаться? Есть две пословицы, которые стоит запомнить. Первая – тебе нужен агент, когда тебе уже не нужен агент. Это означает, что первую продажу какого-то спека, который ты написал, ты каким-то образом должен сделать сам. Спек (spec) – от слова specialization. Это невозможно, потому что все работают только через агентства, но каким-то образом эту mission impossible надо пройти. Потому что после того, как ты что-то продал, это как раз и даёт тебе это самое членство в WG и после чего к тебе начинают относиться совершенно по-другому. Ты уже не бегаешь за людьми и не просишь: «Пожалуйста, почитайте!» Есть список ассоциированных агентств, и они гарантировано будут читать то, что ты им пришлёшь. Как происходит этот процесс? Здесь каждый год публикуют полный отчёт по всем сценариям, которые поступили на рынок, что было продано, каким агентом или менеджером, кому продано, на каких условиях и что в итоге было запущено в производство. И когда я первый раз увидела этот отчёт – у меня был шок, потому что я таких цифр не ожидала увидеть. Сейчас говорим про спекмаркет, когда сценарист пишет без заказа, на свой страх и риск. Все новые авторы, которые приходят на рынок, они приходят со своими спеками. Иногда бывает, что уже работающие авторы понравившуюся идею, на которую на данный момент нет заказчика, пишут как спек. Сейчас пришёл отчёт за 2015 год. Как вы думаете,  сколько спеков hit the market? То есть, сколько спеков отобрали агенты и менеджеры для того чтобы продавать?

 А.М.: Я думаю, что тысячи. Нет?

 Л.К.: 357. А сколько из них было продано в итоге?

 А.М.: Я думаю, что три-четыре.

Л.К.: 129.

 А.М.: Ого!

 Л.К.: А сколько было запущено в производство в результате?

 А.М.: Я сдаюсь.

 Л.К.: 51.

 А.М.: Очень интересные цифры.

 Л.К.: Это вообще не такой объёмный  рынок, как мы думали. Сценарии, которые проходят фильтры через агентства, через ридеров, их поступает тысячи, а может и десятки тысяч. Но в итоге hit the market – 357! Я когда увидела эту цифру – просидела в шоке несколько минут перед экраном.

Как устроена система? В Америке есть компании мейджоры, которые ассоциированы с телеканалами, где производится весь контект. Это студии: Fox, Paramount,  Warner Brothers, Disney. В Лос-Анджелесе всего, примерно 2000 продакшнов, это там где разрабатываются сценарии, которые приходят на большие студии за финансированием. На больших студиях есть свои отделы девелопмента, они сами разрабатывают сценарии, они владеют огромными библиотеками прав и прочего, но также они функционируют, как банки для всех остальных. Остальные продакшны приходят к ним, приносят свои проекты и если студия что-то выбирает, они в это вкладывают деньги. Исторически так сложилось, что вся дистрибуция, она, так или иначе, делается через них. Вход в дистрибуцию он такой: автор пишет сценарий, несёт его своему агенту  или менеджеру, тот в свою очередь несёт людям, в зависимости от уровня связей этого агента или менеджера, либо тем, кого он знает, либо тем, кто заказывал какие-то работы. Дальше в сезон питчингов продюсеры  просят защитить этот проект на студии. Если студия принимает решение о запуске проекта в производство, то наступает  pay off для всех, все получают деньги за то, что они сделали.

Основных агентств, через которые идут все сделки, здесь их примерно десять. В рейтинге за 2015 год наибольшее количество продаж показало агентство APA, дальше - CAA, Gersh, ICM, Original Artist, Paradigm, UTA, Verve, William Morris Endeavor, которое у нас считается самым крутым, здесь его рейтинг стремительно идёт вниз.  Большинство агентств совершили на самом деле меньше 30% сделок на рынке, все остальные 70% сделок было заключено менеджерскими компаниями. Разница между агентствами и менеджерскими компаниями следующая: агент здесь - это исторически сложившееся лицензионная деятельность, он входит в группу так называемых десятипроцентников, т.е. посредников, которые заключают сделки и получают свои комиссионные. Менеджеры не имеют право участвовать в производстве, поэтому все менеджерские компании так или иначе ассоциированы либо со студиями, либо с большими продакшнами. Потому что они возникли при них, как отдел по поиску талантов для работы на продакшн или на эту студию. Эффективность их работы естественно выше, потому что у них заинтересованность больше. В случае успеха они получат не только свои 10%, но и всю возможную прибыль, если их проект будет реализован. И таких компаний, в основном менеджерских, порядка 20 и каждый год появляются новые. Как правило, они покрывают какой-то жанр, так как изначально они ассоциировались с определённой студией или продакшном, то у них жёсткая специализация. Например, все сценарии хоррора, которые были проданы в 2015, были проданы одной менеджерской компанией Madhouse Entertainment. На хорроре только они и специализируются. Эти сценарные агентства ищут людей, которые работают именно в той нише, которую они занимают. Например, если это менеджерская компания, которая занимается supernatural, то она знает весь supernatural, что был сделан в мире, кто это сделал – поимённо. И дальше они уже занимаются охотой за определёнными головами. Если в Китае есть графический художник, который делает то, что нам интересно, то нам надо его сюда привести или где-то есть такой художник по гриму, который делает монстров и нам это тоже интересно. Менеджерские компании  - это не просто посредник, а больше похожи на менеджеров в музыкальном бизнесе. Агентства  работают только с уже состоявшимися авторами. Менеджерские компании больше повёрнуты в сторону поиска молодых пока ещё неизвестных авторов, которых можно привязать к себе и дальше выращивать. На определённом этапе между ними наступает бойня, потому что в какой-то момент автор хочет свободы, больше денег, больше уважения.

Как же здесь измеряется эффективность агента или менеджера? Вся система у таких агентств систематизирована: что и сколько, какой сценарист написал, за сколько это было продано, сколько на этом заработали. И это всё у них автоматически выстраивается в две таблицы: одна таблица для уже состоявшихся авторов и вторая - для авторов, которые только-только начали свою работу на рынке. Есть много критериев, по которым этих авторов оценивают, но в основном это количество продаж, отзывы, попал сценарий  в Blacklist или нет, даже если его не поставили и т.д. Это всё автоматически выстраивается в ранг. И значение имеют только первые 150 имён каждого списка. На практике это означает, что весь голливудский контент пишут 300 человек, т.е. 150 человек из списка, которые остаются в обойме из года в год и 150 - кто приходит на рынок и сразу о себе хорошо заявляет, т.е. сразу продаёт свой спек, сразу заключает контракт. Он приходит в обойму и в ней тоже остаётся. Из одного списка в другой, из young star в professional, они переходят, когда сделки в течение года составляют шестизначные цифры. Найти агента или менеджера, это в принципе как женитьба. У меня сейчас как раз начался этот процесс. Сначала ты внимательно изучаешь этот четырёхсотстраничный отчёт: кто и что продал. Из этого отчёта ты понимаешь, кто и на чём специализируется и у кого какие связи, что понятно из характера продаж. Есть агент, который номер 1 в списке самых результативных агентов, который взял на продажу 19 сценариев, продал из них 14. Дальше смотрим среднюю сумму сделки, которая не превышала бы 200 тысяч. Это значит, что у этого агента связи где-то в отделах  девелопмента, и что он продаёт сценарии не для того чтобы они были сделаны, а на доработку. То есть у него есть доступ к людям, которые распределяют студийные бюджеты, он уже знает, что им надо. Продаёт он недорого, но много, скажем так. Есть ещё один список, в котором только один агент, который  за год один сценарий взял – один сценарий продал, но продал его за 8 млн. и его сразу запустили в производство. Это значит, что он моет золото, перебирая горы руды. И если мы открываем дальше список этого агента, то видим, что у него в клиентах наибольшее количество профессиональных авторов из списка Топ-150, их у него 11 человек. Они практически все номинанты на «Оскара», на какие-то другие премии. У этого человека совсем другая методика работы.

Дальше смотрим, сколько в девелопменте был тот или иной сценарий. У тех агентов, которые берут количеством, девелопмент сценария никогда не превышает один год. А у тех агентов или менеджеров, которые берут качеством, которые заточены делать мало, но громко, так чтобы были суперзвёзды, чтобы было значимо, чтобы дошло до красных дорожек, у них средний срок девелопмента – 5-7 лет. То есть с момента, когда  к нему автор приходит с историей, он его мочалит до тех пор, пока это не дойдёт до состояния шедевра. Чтобы даже после того как подключится отдел маркетинга на студии, это было сложно испортить.

Дальше начинается процесс выбора агента. Смотришь, кто на каких жанрах специализируется. Самый продаваемый жанр в Америке на протяжении многих лет – это триллер. Причём то, что продаётся для дистрибуции внутри США, отличается от того, что идёт на интернешнл маркет. В Америке два самых популярных жанра – это так называемый паранойя-триллер и supernatural. Это то, что предназначено только для американского рынка. Хоррора здесь снимают очень много, потому что он низкобюджетный  - 1-2 миллиона. Их снимают сразу с расчётом – снимем десять, пять из них даже не пойдут в прокат, потому что будут полным отстоем, какое-то количество получат ограниченный прокат и один окупит все остальные, но какой мы не знаем. Они тут все заняты изобретением новых монстров. Если специализация вашего сценария  - хоррор, то можно даже с питчем ходить, необязательно с готовым сценарием. Приходить и говорить, что у вас есть концепция нового монстра, даже если она не сильно крутая, они всё равно это покупают.

Что же больше всего здесь продано и запущено в производство? Триллеров было продано и запущено в производство больше всего, на втором месте  - сай-фай (sci-fi), его так же больше всего купили и запустили в производство. Почти столько же купили и запустили в производство supernatural. Какая разница между хоррор и supernatural? «Пила»  - это хоррор, а «American Horror Story» («Американская история ужасов») – это supernatural. Там где есть какие-то сверхестественные силы – это supernatural. The Conjuring  («Заклятие») – это тоже supernatural. Дальше идёт драма, какая-то тяжёлая история про отношения, про моральный выбор и т.д. И с очень большим отрывом – экшн (аction). 70% продаж пришлось на жанры, которые я назвала, всё остальное по чуть-чуть. Замыкает список фэнтези, потому что это очень дорогостоящий жанр, если это уже не является известной франшизой, либо какой-то серией  книг, либо компьютерной игрой. К фэнтези, которое продали, ещё приложен толстенный том логлайнов. Единственное фэнтези, которое продали, его продали сразу в Китай, потому что это их самый популярный жанр. Китайских продакшнов здесь очень много - 500 штук. Причём они работают на Китай, делают что-то для себя, но считаются американскими. Второй с конца жанр – это ромком, здесь в Америке считается очень низким жанром, сами они это не смотрят, в кинотеатрах это практически не идёт, он плохо идёт даже на Xtreamer. C жанром adventure (приключение) такая же проблема, что и с фэнтези. Потому что делать его, как спек – очень невнятная идея и очень затратное мероприятие. То есть тоже должна быть либо какая-то успешная серия  книг, либо компьютерная игра, чтобы делать adventure.

 Writer symbols, которые автор пишет для поиска агента или менеджера, они отличаются от того, что автор пишет, как спек на продажу. Потому что то, что пишется на продажу, так или иначе, пишется форматно, т.е. с соблюдением жанра, с соблюдением ожиданий и т.д. То, что автор пишет для поиска representation, оно должно отражать его уникальность, и понятно, что с точки зрения ремесла, это тоже должно быть безупречно. То есть автор должен показать, что он умеет выстраивать историю, что он умеет делать эмоциональные сцены, что хорошо знает и владеет структурой. Чем больше ты даёшь возможности зрителю догадаться, тем выше авторское мастерство. Если посмотреть на совсем уникальные сценарии, то там такие сцены, где сложно сказать, что происходит в этой сцене, там диалог, который не имеет отношения к действию, какие-то детали, но при этом  вся история в голове зрителя выстраивается сама по себе -  такая игра с нарративом.

 Профессия сценариста мне нравится тем, что процесс обучения  не прекращается никогда. И то, что я изучаю сейчас – это продвинутые техники работы с нарративом. Как показывать, а не рассказывать. Хочу верить, что я это освоила ещё на предыдущем этапе, что у меня герои уже давно ничего не рассказывают, мы всё понимаем из действия. Но как делать так, чтобы из каких-то очень маленьких бытовых деталей и каких-то обрывочных фраз вставала вся история и предыстория внутри головы зрителя? Здесь я проходила курс про природу нарратива. Грубо говоря, наш мозг любую историю воспринимает только в определённом порядке, любая информация, которая организована не так – мозг её просто игнорирует, это для него просто белый шум. И как играть с нарративом так, чтобы попадать в этот естественный процесс восприятия истории? Здесь сейчас, это такая новая наука, которая находится на стыке всего, что связано с наукой о мозге: нейрофизиологии, психологии, на стыке лингвистики и филологии. Когда мы говорим о лингвистике больше в медицинском смысле, т.е. про то, как организация языка отражает организацию сознания. А филология, как эволюция языка, т.е. как изменения в языке отражают  изменения в обществе, в мире, как язык отражает действительность. Это сейчас здесь новое направление и я сбольшим интересом хожу на разные лекции, связанные с этой темой, стараюсь всё это осознать. Для сценариста я считаю, что это будущее профессии.

Переходим к вопросу о Гильдии. Членство в Гильдии очень облегчает процесс поиска representation, когда ты уже не бегаешь за агентами, ты можешь из них выбирать. После того, как ты проанализировал этот отчёт, который тебе дали в Гильдии, посмотрел, кто из агентов или менеджеров работает в том поле, где находится твоя собственная authenticity, твоя страсть, т.е. то, что тебя двигает, как автора, то что «rings your bell». У меня есть определённый набор тем, которые гарантированно меня приводят в такое состояние,  мне интересно делать research по этому, мне интересно проводить исследование, мне интересно писать историю, как процесс изучения этой темы вглубь. Прежде чем вы будете искать себе агента, вам нужно понять какой вы автор сами по себе. «What ring your bell?» - это самый главный для вас вопрос перед тем, как вы начнёте искать агента. Потому что агент должен иметь чёткое представление, что он будет продавать. Это должно попадать в его ассортимент. Если он всю жизнь специализировался на  supernatural или он всю жизнь работал с компаниями, которые производят хоррор или фэнтези, а вы автор, который пишет ромком, то вариантов вам пожениться, их просто нет, это не может случиться. А если, наоборот агент всю жизнь работал с СВS и специализировался только на ромкомах для международной дистрибуции, делал только комедии, продавал то,  что примерно соответствует тому, что вы с удовольствием пишете, тогда действуйте. Потому что, когда я вам расскажу  про то, сколько всего надо писать и если вы это делаете без удовольствия, то это невозможно выдержать. Так как здесь материал проходит такое невообразимое количество переделок, что до того, как я с этим столкнулась, я даже не могла себе это представить. Любой российский сценарист, который жалуется на количество переделок, он просто не понимает, как ему повезло. То есть, чтобы продолжать работать над одной и той же историей, допиливая её и переделывая под требования каждого департамента, который подключается к этой работе - это надо любить, иначе вы на этой работе просто не удержитесь.

Хорошо, вы определились - есть агенты, которые продают то, что вы с удовольствием пишете и хотели бы писать всю оставшуюся жизнь потому, что это очень долговременные отношения. Вы им всем отправляете свои writing samples письмом. Желательно ещё найти таких людей, каких-то общих знакомых, которые вас за руку приведут познакомиться. Потому что чьё-то личное поручительство всегда лучше, чем просто письмо, которое вы напишете. Письмо пишется довольно стандартное: «Здравствуйте! Я такой-то. Обращаюсь к вам, потому что вы специализируетесь на той же теме, что и я. Очень мечтаю делать бизнес с вами». Если вы состоите в Гильдии, то они точно будут читать ваши writing samples, причём сами, а не какие-то ридеры-студенты, будут читать люди, которые всё понимают и, хорошо в этом разбираются. После того, как они прочитают, те агенты, которым понравилась ваша работа, они пригласят вас на ответную встречу. И дальше начинается момент вашего личного общения, потому что, если вы, условно говоря «женитесь», то эти отношения на всю жизнь, практически. Так как смена агента здесь явление очень редкое. Понятно, что люди их меняют, если автор хорошо работает, он потом старается найти себе агента получше, но чаще всего это долговременные отношения. Это тот человек, который всем людям, с которыми вам предстоит работать, будет про вас рассказывать: как вы начинали, как он вас сопровождал, что вы делали, что вы за человек.  Дальше начинается процесс личного приглядывания, когда он говорит: «Хорошо, мы это прочитали. А есть ли у вас ещё что-нибудь почитать?» И ваш ответ на этот вопрос должен быть: «Да!» Потому что один или два удачных примера может написать кто угодно, особенно в Америке, где есть индустрия поддержки, скрипт-консультантов орды просто. Тут все понимают, что тот первый спек, который человек принёс на репрезент (re-present), он над ним работал, может быть несколько лет, вкладывал в это деньги и это его best shot. Поэтому у вас должно быть что-то ещё, хотя бы в виде питчей. Дальше он интересуется: «А какие у вас есть ещё идеи?» Этим он пытается выяснить, сможете ли вы из года в год работать с одинаковым качеством, профессионально, адекватный ли вы человек, что если он вам организует встречу с заказчиком то, чтобы он был уверен, что вы принесёте ему его 10%. Присматриваться к вам будут долго. И дальше наступает очень серьёзный момент.  Если ваш спек отобрали на продажу, если ваш спек hit the market, но он не продался, он не попал в Blacklist – это значит, что вы произвели плохое первое впечатление. Для такого случая у них тут есть такая пословица: «Не все клиенты созданы равными». У агента или у менеджера, в зависимости от его позиции, у него может быть несколько авторов, могут быть десятки авторов. Но эмоционально он вкладывается в тех, отдаёт своё время и силы тем, кто приносит ему больше денег. То есть принцип Парето работает и здесь: 80% денег агенту или менеджеру приносит лишь 20% авторов, с которыми он работает. Дальше начинаются сложные калькуляции, подсчёт. Здесь есть такая компания, которая замеряет долговременный box office. Вообще они здесь замеряют всё, они считают каждый цент, который пришёл с каждого национального рынка: где, кто, за что, почему? Они всё это выясняют очень дотошно. В обойме остаются авторы, которые стабильно делают кассу.

 А.М.: Лиля, я вижу, что у тебя море информации. Я предлагаю сделать эти встречи более-менее регулярными. Потому что то, что ты рассказываешь всем присутствующим, очень интересно. Я соберу те вопросы, которые мы уже получили и в следующий раз мы начнём с этих вопрос. Как ты на это смотришь?

 Л.К.: Хорошо, договорились.

 А.М.: Тогда сегодня на этом мы закончим. Огромное тебе спасибо!

 Л.К.: Надеюсь, что более-менее я ответила  на основные вопросы, которые все задают. Естественно вопрос про «агентства», он очень объёмный.

 А.М. На самом деле вопросов намного больше. У меня их к тебе тысячи. Хотя за полтора часа мы успели обсудить огромное количество тем. Давай, после Нового Года мы продолжим наш разговор. Я соберу все вопросы, отправлю тебе, и мы согласуем следующую встречу. Хорошо?

 Л.К.: O'kay! Всем, пока!

 А.М.: Спасибо тебе большое! Счастливо, до связи! Друзья, всем пока-пока!

 Беседовал: Александр Молчанов.

Просмотров: 1183 | Добавил: amolchanov | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
comments powered by HyperComments